>

Александр Минкин, МК: Россия потеряла 25 лет. Четверть века псам под хвост - Полит-просвет

Перейти к контенту



Россия потеряла 25 лет. Четверть века псам под хвост


25 лет назад в Москве случилась гражданская война между президентом и парламентом.
В предыдущей фразе правильно названы лишь место и время. Остальное совсем неправильно. Граждане в той войне практически не участвовали.
«Президент», «парламент» — красивые солидные слова, абстракция. Президент и парламент (по идее) должны действовать в интересах народа. А в реальности это были Ельцин и Хасбулатов. Ну и кто из них действовал в интересах народа? Они боролись за свою власть, а вовсе не за нас.
Люди колебались. Кто был за Ельцина, кто — за Хасбулатова, кто — против обоих. Многие были за Ельцина только потому, что считали Хасбулатова ещё худшим. Так и говорили: «Надо выбрать меньшее зло» — забывая, что как только выберешь меньшее зло, оно немедленно становится большим. После битвы поле боя принадлежит мародёрам.
Теперь видно, кто выиграл на той войне. Вот они — в списке Forbes, в Думе, в правительстве, в губернаторах, в руководстве госкорпораций.
Теперь видно, кто проиграл. Медицина вместе с врачами, учителя вместе с образованием, наука вместе с учёными, инженеры вместе с производством…
После победы 1993 года (всего через год) власть устроила Первую Чеченскую войну, которую обещала кончить быстро, дёшево, бескровно. Как сказал министр обороны: «Одним полком ВДВ за два часа».
Кто победил? Если вам кажется, что Чеченская война закончилась, — вы и скажите, кто победил. Русские ли ходят хозяевами по Грозному или чеченцы ходят хозяевами по Москве?
…Белый дом ещё дымился, а журналисты, выполняя свой долг, уже писали о событиях, которые в те дни были в центре внимания всей планеты. Ниже вы прочтёте то, что было написано по очень горячим следам — в ночь с 4 на 5 октября 1993. Резкость выражений тогда никого не смущала.
...



ПОБЕДИЛИ…
Начинаем проигрывать
У нас (всё еще наивных) радость — Победа! У нас эйфория — теперь заживем!
Держи карман.
Гораздо больше радуются опытные люди. Ликуют. Какие открылись вакансии! Какая предстоит дележка! Освободились роскошные кабинеты! квартиры! мантии! должности!
Не верите? А как после августа-91 пособники ГКЧП оказались у власти? Как легко удалось им уволить и сжить со свету действительных борцов с преступным режимом. Как быстро коммунисты стали отцами демократии и отцами народов.
Кто всю жизнь сражался с коммунизмом-тоталитаризмом? Конечно, Кравчук — секретарь по идеологии ЦК КП Украины, ставший первым президентом свободной Украины. Кто сегодня в Туркмении печатает свой портрет на демократических деньгах? Не коммунист ли?
И точно так же — по всей России: в областях, краях, автономиях.

Что нас ждет?
Очередной фальшивый процесс.
Хрущёв не мог справиться со сталинизмом — сам был в крови. Ничем окончился позорный Конституционный суд над КПСС, где коммунисты «судили» коммунистов.
Вообразите: Шумейко судит Руцкого. Вчерашний перебежчик — того, кто опоздал перебежать.
Где были, что делали мятежники — это следствие должно выяснить. Хоть вряд ли захочет. Сработают узы дружбы, звонки сослуживцев: «Ты там не очень-то».
А вот где были, что делали наши министры, руководители МБ (теперь ФСБ), МВД, ЦБ и прочее высокое начальство — это должны выяснить мы. Пресса.
Кто пошел на баррикады, а кто ехал в «Шереметьево-2». Ведь у стольких видел плохо скрытую радость: катастрофа, Россия погибла, можно с чистой совестью лететь в Калифорнию, в Гонолулу (кто где успел построиться). В тоге изгнанника читать лекции «Как мне помешали отвести Россию в светлое будущее».
Опять — как в августе 91-го — ликовали международные бомжи: вожделенное гражданство США, Швейцарии, Франции! Вне очереди! Без квот!
В августе 91-го уже в день победы раздался вопль: «Не устраивайте охоту за ведьмами! Не разжигайте! Прощайте врагов ваших!..»
В результате ведьмы мучили Россию еще два года и два месяца. Ведь с трудом наскребли дюжину ГКЧПистов. Остальные ачаловы-тулеевы благополучно вели Россию. (Тулеев — до «Зимней вишни». — Прим. 2018)
До всякого суда отобрать квартиры у депутатов. Не думая ни о гуманности, ни о законности. Ибо все, что они нахапали, — нахапано незаконно.
Своей деятельностью на благо народа депутаты как-то постепенно поставили себя вне закона. Пусть там (вне) и остаются.
Имена их — в любом списке поименного голосования. Кто — активно, кто — пассивно, но все они играли в команде Хасбулатова-Руцкого. И получали за это большие деньги — многократные зарплаты с премиями и индексациями.
Сажать их не надо. (Кроме прямых преступников.) Выслать и всё. Ведь наши парламентарии так любили вояжи. Кто откажется уехать, значит, честный, денег в швейцарском банке нет.

Мы должны немедленно использовать ситуацию.
Пока нет парламента, пока нет Конституционного суда, необходимо немедленно принять Закон о земле и Закон о суде присяжных.
Наши судьи судить не могут. Они не находили преступными фашистские публикации «Дня» и т.п. Но послушно давали сроки по рекомендациям из КГБ.
Пусть присяжные — независимые, некоррумпированные, не сидевшие с подсудимыми в одном президиуме, в одной сауне, — судят преступников, заливших Москву кровью, пытавшихся развязать Вторую Гражданскую войну в России.
Присяжные решат: виновны ли Руцкой, Хасбулатов, Макашов и др. А судьи-юристы определят меру наказания.
Немедленно принять Закон о люстрации. Человек, выдвигающий себя на государственный пост или в депутаты парламента, должен быть чист. Его досье не должно быть секретом. Стукачи, ворюги, алкоголики не нужны. Их слишком легко шантажировать. Они станут исполнять не волю Закона, а волю тех, кто знает их тайные счета, тайные пороки, тайные преступления.
Если не будет Закона о люстрации (просвечивание), завтра они (все те же, обладающие связями, деньгами, повязанные общими делишками, семейными узами, сотрудничеством с КГБ) пройдут в новый парламент.
Опять начнут свои игры, свою волынку. Опять через полгода устроят Конституционный суд о законности атаки на Белый дом.
Те, кто вчера испугался, завтра будут изображать героев. Чем больше они испугались, тем героичнее станут рассказывать о кровавых битвах. Они будут всеми силами убирать тех, кто знает о них правду.
Мы должны контролировать назначения и перестановки в правительстве. Ибо нам нужно правительство, которое работает на нас, а не на себя. Бюджет — это наши деньги. И мы должны контролировать: кто, на что и по какому праву их тратит.
Мы должны не допустить выборов в новый парламент по карманной инструкции о выборах, удобной лишь для тех, у кого сегодня и власть, и деньги.

Мы не должны позволить, чтобы нам вводили цензуру те, кто не может даже ввести войска.

Должны, должны… «Ест-то он ест, да кто ж ему даст?». Нас, конечно же, не подпустят. «Спасибо. Вы вам очень помогли. Теперь идите, работайте. Не суйтесь не в свое дело. Не мешайте». Мне уже не попасть в те высокие правительственные кабинеты на Старой площади, куда я так легко вошел в два часа ночи. Войска были неизвестно где. Важность и недоступность вождей куда-то временно улетучилась.
Сегодня, когда мятеж подавлен, я могу сказать то, чего не хотел говорить во время боев. Задумайтесь: почему Гайдар призвал в воскресенье ночью мирных граждан на защиту Моссовета? Очевидно, потому, что армия (или какие-то части) не подчинилась или была ненадежна. Власть боялась, что армия покорно отдаст оружие мятежникам так же, как покорно отдала оружие милиция.
К сожалению, милиция оправдала наше мнение о ней. Мы, конечно, и раньше не обольщались. Чего ждать от тех, кто промышляет поборами с коммерческих ларьков и «штрафами» без квитанций. Но чтобы так — напрочь бросить город…
Не было милиции вечером и ночью в разгар мятежа. Милиция отдала оружие убийцам и ушла. Это измена.
Изменили и спецчасти. Куда пропали разбиватели лбом кирпичей, прыгуны с третьего этажа? Это теперь они храбро останавливают журналистов на ночных улицах, грубо обыскивают («лицом к стене! расставить ноги!»), с удовольствием бьют и стреляют — демонстрируют высокую сознательность и верность долгу. Эти аморальные типы исправлению не подлежат. Нужна полная смена МБ (теперь ФСБ) и МВД.
Подчинялась бы армия, не позвали бы безоружных людей.
А звать в бой было трудно. Ведь это Ельцин гарантировал ненасильственные меры. То есть сказал Руцкому и Хасбулатову: делайте что хотите — стрелять не будем. Ему хотелось выглядеть гуманным больше, чем президентом. Число жертв этого гуманизма уточняется.

* * *

Вы прочли текст, написанный 25 лет назад — в горячий момент истории.

Интересно было бы узнать, что вы думаете обо всём этом теперь — в холодную сырую погоду.



Назад к содержимому